среда, 14 декабря 2016 г.

Высокие минареты. Военно-исторический роман

События романа охватывают лето-осень 1973 года. Главный герой - капитан Андрей Коваленко, заместитель командира танкового батальона в “придворной” Кантемировской дивизии. Андрей - внук танкового командира, героя войны, сын инструктора ЦК КПСС, который курирует группы военных советников. 
Молодой капитан - прирожденный танкист. Цель его жизни  поучаствовать в настоящей войне. как в рассказах деда, старой хронике и книгах, которыми он зачитывался. Его влечет не “жажда убивать”,  а состязание, предельный накал единоборства, который достижим только на реальной войне.  Но в начале семидесятых подобные мечты трудно осуществимы.


Поглавный синопсис


Часть первая. Придворный танкист


Глава первая.  Тяжело в ученьи 


Жестокий танковый бой с вывернутой от взрывов землей и ломящимися сквозь лес боевыми машинами. Гарь и адъ. Батальон, которым командует Андрей одерживает непростую победу. По завершению боя выясняется, что это были танковые учения на полигоне Кантемировской дивизии со взрывпакетами и дымовыми шашками.

Глава вторая. Разбор танковых полетов


Во время подведения итогов командир “дивизии - толковый начальник, но вынужденный считаться с “придворным” статусом своего соединения, чехвостит Андрея в хвост и в гриву:  капитан “превысил моторесурс постоянным маневрированием” и, прорываясь через рощу, “оцарапал на бортах  дефицитную краску, а у нас проверка на носу”. К тому же роща, которую буквально уничтожили его танки, была излюбленным местом генеральских пикников. Андрей пытается объяснить, что действовал так,  как требовала боевая обстановка, но получает от генерала выговор с занесением.
Из разговора командира с замполитом выясняется, что хотя они оба и симпатизируют Андрею, но в “придворной” дивизии он белая ворона. Услать в провинцию талантливого капитана не позволяет то, что его отец занимает высокий пост, так что командиры решают “отфутболить его наверх” - в вышестоящий штаб, академию, или за границу.

Глава третья. Конфликт поколений


Андрей на выходные приезжает в Москву. В квартире на Кутузовском проспекте его ждет отец. Отцу уже “пожаловался” комдив, умоляя забрать сына, который “молодец, но убивая танки своими играми в войну, загонит дивизию по всем формальным показателям в отстающие”, так что вопрос его перевода стоит остро. Андрей  уже давно хочет перевестись в любую “горячую точку, где есть танки”. Отец, раскрывая некоторые секреты происходящего в мире и внешней политики СССР (общая ситуация в странах где наши советники, отношения с Китаем,) пытается отговорить его от осуществления “идеи-фикс” - “сейчас не самое подходящее время, упор на ядерное оружие, танки почти не воюют, а вся деятельность за рубежом строжайше засекречена”. Андрей  настаивает на том, чтобы отец обеспечил ему перевод на китайскую границу. Назревает семейный конфликт.
Отец выбрасывает “козырную карту”. В качестве компромисса  он предлагает “безопасный” Египет. Якобы это единственная страна, в которую сейчас есть вакансии. На самом деле год назад оттуда вывели практически весь наш контингент, а оставшиеся военные советники сидят в столичных штабах, так что отец считает этот перевод безопасным. Решать нужно быстро. Андрей просит время подумать.

Глава четвертая. Огни Каира


Андрей на борту самолета рассматривает ночной Каир. Он вспоминает о предшествующих событиях.
После разговора с отцом он отправился на свидание со своей девушкой. Однако вместо похода в кино с последующим перемещением в пустующую квартиру одноклассника, она с вызовом сообщает, что выходит замуж. Жених - сын высокопоставленного чиновника из Внешторга, закончив МГИМО получил назначение в в США. После “выяснения отношений”, взбешенный Андрей отчасти рад, что его больше ничего не держит в Москве, и принимает предложение отца.
Благодаря отцу он фантастически быстро проходит всю кадровую, медицинскую и прочую волокиту. Впрочем, обходится не без курьезов и мелких бюрократических проблем.
В процессе подготовки он знакомится со своими будущими сослуживцами, один из майоров службы вооружений, приспособленец и карьерист,  выяснив, чей он сын пытается “покровительствовать” но Андрей выяснив прилюдно в разговоре, что тот весьма скверно разбирается в своем деле, превращает майора во врага. Уязвленный майор вынашивает “планы мести”.
На борту самолета Андрей  пытается заговорить с советниками - подполковниками и майорами. Однако майор успел настроить остальных против “выскочки с мохнатой лапой”. К тому же военспецов мало интересуют танки и военные действия - они разговаривают в основном о том, куда лучше попасть по приезду,  в каком гарнизоне лучше бытовые условия, где выгоднее поменять египетские фунты на доллары, что и где подешевле купить. Андрея это удивляет, он ожидал увидеть суровых ветеранов с соответствующими темами беседы.
Самолет приземляется, Андрей вдыхает пряный  воздух Египта.

Глава пятая. Дедлайн 


Проводив Андрея в аэропорт, отец возвращается на работу.  Текущие дела инструктора военного сектора административного отдела ЦК  представляют собой механизм реализации реальной внешней политики СССР, ведь военспецы, которых он курирует, работают более чем в 50 странах мира.
К обеду, “разобравшись с текучкой”,  отец получает секретный циркуляр о том, что египтяне и сирийцы предупредили правительство СССР о принятии решения атаковать Израиль и просят помощи в подготовке операции.
Отец просит аудиенции у замминистра обороны и пытается возвратить Андрея домой, но сделать это невозможно - если начать “забирать” из страны только что присланных инструкторов, египетское правительство, отношения с которым становится все более и более напряженными, может посчитать это недружественным шагом.
В МО он узнает, что  вслед за Андреем в Египет направляются несколько офицеров из оперативного управления, которым поручено “помогать” египетским штабистам спланировать операцию (на самом деле именно они и будут авторами плана “Высокие минареты”). Один из полковников-операторов близкий знакомый отца, человек, которому тот многим обязан. Отец умоляет его  втайне сообщить сыну о дате начала войны. Тот, осознавая что идет на огромный риск разглашения сведений с грифом “особой важности”, колеблется.

Часть вторая. Обратный отсчет


Глава шестая. В тени пирамид


Андрей в числе новоприбывших представляется начальнику группы советников, после чего проходит “накачку” - формальный инструктаж у местных начальников: начальника политотдела и начальника особого отдела и т.д. Впрочем, встречают его вполне благожелательно, но решение о его назначении еще не принято - колеблется начальник группы советников.
Андрей  прибывает в военный городок, где ему предоставлено жилье и знакомится с бытом советской колонии, который, если не считать климата и валюты, ничем не отличается от быта любого отдаленного гарнизона.
Соседом Андрея по комнате оказывается военный переводчик. Разбитной парень , попавший в Египет помимо воли, объясняет новоприбывшему то, о чем молчали на инструктажах. История АРЕ, взаимоотношения Насера и его преемника Садата, реалии взаимоотношений советских и египетских военных и т.д. Андрея интересуют в первую очередь военные и “танковые” вопросы, но переводчик в этом разбирается слабо.
Вечером молодые парни отправляются “в увольнение”. Переводчик знакомит его с ночным Каиром (клубы с “танцем живота”, бары, магазины). Но Андрей прохладен к “недовытравленным признакам капитализма”, он высматривает следы авианалетов, оценивает возможности для организации обороны и танковых контратак и т.д …
“Отдых” завершается дракой в одном из ночных клубов.
Сидящий рядом молодой египтянин отпускает несколько оскорбительных фраз по поводу русских. Переводчик транслирует сказанное Андрею. Тот подвыпил и требует извинений. Молодые люди бросаются друг на друга. Драку прекращает прибытие военной полиции, от которой переводчик с Андреем убегают  по узким каирским улочкам. Последим приключением становится стычка с местной “шпаной” , в которой оба приятеля демонстрируют отличную курсантско-студенческую подготовку в кулачном бою.

Глава седьмая. Непочетная ссылка


Наутро Андрей получает назначение в штаб бронетанковых войск.
На новом месте  сразу же выясняется, что местная “диаспора”, состоящая из провинциальных  старших офицеров приспособленцев-карьеристов, благодаря тому же майору, встретила молодого капитана в в штыки.
Попытка указать на явные ошибки в боевом планировании приводят штабных советников в бешенство.
Через несколько дней Андрея вызывают в политотдел. Там лежит “телега” о том, что  Андрей  пребывая в клубе “порочил честь советского офицера”.
Андрей считает, что его сдал “друг” - переводчик, и прямо в коридоре штаба бьет ему морду. Свидетелем драки становится начальник политотдела. Только благодаря авторитету отца дело заминают, но Андрея отправляют в зону боевых действий на Синай.
Перед самым убытием из Каира Андрея отзывает полковник-друг отца. Оперативники, участвующие в разработке “Высоких минаретов”, наглухо засекречены как от наших советников, так и от офицеров египетского генерального штаба и подчиняются только президенту, министру обороны и начальнику генштаба -  это единственная возможность сохранить подготовку к войне в секрете от Израиля. После долгих колебаний, глядя на прямого и честного парня, которому скорее всего предстоит оказаться в гуще военных действий, полковник  называет ему дату начала войны.

Глава восьмая. Трудности перевода


Андрей прибывает на Синай в штаб танковой бригады. В связи с недавним сокращением там всего лишь два советника которые зашиваются от работы. По просьбе египетского командира бригады, Андрея направляют  в  самый “отстающий” батальон во всех бронетанковых войсках.
Прибыв в батальон, который находится в учебном центре в 20 км от Каира, Андрей знакомится с египетским командиром. Политический ставленник, далекий от тонкостей военного дела,  радостно передает Андрею все бразды правления.
Андрей проводит негласный смотр людей и техники и приходит в ужас. Этот “партизанский отряд” уничтожат в первые же минуты войны.  У Андрея в распоряжении  меньше семидесяти дней, в течение которых он должен превратить “полувоенный  сброд” в боеспособное подразделение.
Сразу же выясняется, что и здесь у Андрея есть враг. Командир роты, один из немногих толковых танкистов в батальоне, оказывается тем самым парнем, с которым он сцепился в каирском клубе. Выясняется что он учился в СССР и говорит по-русски. Своим прибытием Андрей помешал его назначению заместителем командира батальона, и тот прилагает титанические усилия, чтобы  отстранить от власти пришельца.

Глава девятая. Биатлон в пустыне


Андрей пытается организовать боевую учебу, но словно бьется об стену - все его приказы и инициативы саботируются на корню, хотя формально придраться не к чему. Андрей в отчаянии, времени на подготовку остается все меньше, а он не может раскрыть тайну. Чтобы переломить ситуацию, он решает предложить “врагу” - командиру роты профессиональный поединок. Тот принимает вызов.
За сутки Андрей с экипажем и технарями, не боясь мазута приводит в порядок и снаряжает свой командирский танк. Это вводит в ступор египетских офицеров, которые не привыкли “делать черную работу”, но приносит уважение и  доверие рядовых и сержантов.
“Биатлон” - стрельба по мишеням и гонки по пустыне, где Андрей одерживает наглядную и убедительную победу, приносит капитану непререкаемый авторитет всех военнослужащих батальона. Бывший враг, командир роты, потерпев сокрушительное поражение, становится лучшим другом и старательным учеником.
Идут учебные будни. Майор из службы вооружений постоянно пытается вредить Андрею “по ошибке” отправляя ему самые плохие боеприпасы и т.д., но благодаря возникшей атмосфере дружбы и взаимовыручки, все козни выявляются и пресекаются не приводя к серьезным последствиям.
 Андрей обучает танкистов, отрабатывая с ними различные приемы и упражнения, одновременно с этим изучая особенности египетской военной системы, национального характера, быта, системы  взаимоотношений между офицерским и рядовым составом.

Глава десятая. Завтра была война


Короткий период подготовки в учебном центре завершается маневрами, на которых батальон Андрея показывает блестящие результаты.
После маневров новый друг, командир роты, приглашает Андрея к себе домой. Оказывается, что он сын высокопоставленного египетского генерала и живет в такой роскоши, которая не только отцу Андрея, но и даже МИДовским чиновникам не снилась. Из разговора с комроты и его отцом Андрей, зная о подготовке к войне, начинает понимать то, о чем молчат политотделы - египетский истеблишмент затеял свою игру, в которой интересы СССР находятся на втором плане.
В гостях Андрей знакомится с сестрой командира роты. Девушка - дочь от второй жены, англичанки, отлично образована и удивительно красива. Меж молодыми людьми вспыхивают чувства и происходит короткое объяснение. Однако местные традиции не дают возможности провести хотя бы пару минут наедине. “Я вернусь и возьму тебя в жены!”
Сообщение о начале войны батальон встречает на марше - танкисты возвращаются к месту дислокации на Суэц.

Часть третья. Дуэль


Глава одиннадцатая. Тридцатьчетверка со звездой Давида


Т-34 с синей шестиконечной звездой изображен на фотографии 1948 года, которая находится в  танке израильского комбата. Это танк деда альтер-эго Андрея, командира израильского танкового батальона, расположенного в Синайских горах. Израильтянин  встречает “рассвет Судного Дня” . Это еврейский религиозный праздник,  в который правоверным иудеям строго запрещено работать. Именно потому египтяне и выбрали его днем начала войны.
Подготовка войны не осталась в тайне для Израиля. Моссад получил информацию о том, что Сирия и Египет планируют начать военные действия, но из-за “ошибки резидента” израильтяне считают, что атака начнется с заходом солнца. Массированная артподготовка, начатая в 15.00 застает израильских танкистов врасплох. Танки выдвигаются  к Суэцкому каналу.

Глава двенадцатая.  Берег левый, берег правый


В первые часы войны в батальон прибывает переводчик. Он кается в том, что по пьянке рассказал майору про их “приключение в ночном клубе”, но не он, а  вооруженец написал анонимку в особый отдел. Парень, узнав о войне, считая себя виноватым в том что Андрей попал в опалу, попросился добровольцем в его батальон. Андрей прощает, дело найдется всем (тем более толковому переводчику, в которых постоянная нехватка),  а впереди сильный противник.
Начинается штурм израильских укреплений Суэцкого канала. После того как проделаны бреши в фортификации и наведены понтоны, танки форсируют канал.  У нашего советника-инженера Андрей узнает о том, насколько тщательно была подготовлена операция (к примеру для проделывания брешей в песчаных валах были тайно закуплены во Франции мощные водометы).
Завоевание плацдарма на восточном берегу Суэцкого канала показаны в подробностях поочередно глазами израильского танкиста и Андрея. Форсирование -  непростая операция, с которой люди Андрея справляются, невзирая на постоянно возникающие организационные и технические проблемы. Батальон Андрея  точно в срок и в полном составе выходит на  боевые  позиции и готовится к наступлению.

Глава тринадцатая. Лицом к лицу


На следующее утро израильтяне, еще не оценив масштабов происходящего, бросают свои танки в самоубийственные контратаки. Их уничтожает египетская пехота, с избытком оснащенная РПГ и “Малютками”. Израильский комбат удерживает своих людей от наступления и просит разведку “нащупать брешь”.
Пехота, прикрывающая участок, где находится батальон Андрея, из-за происков майора, готового ради мести обречь на смерть несколько сот людей и поставить под угрозу всю операцию,   оказывается без боеприпасов. Благодаря переводчику об этом удается узнать заранее и принять меры, но до того как пополнят боезапас, пройдет несколько часов.
Почувствовав низкую плотность противотанкового огня и получив от Моссада сведения от перебое в снабжении, комбат, получив под начало два батальона, бросается в ночную атаку.
Андрей, понимая, что отступление создаст брешь, в которую ринутся главные силы врага,  принимает решение идти на встречный бой.

Глава четырнадцатая. Ладейный эндшпиль


Ладья-прообраз танка в шахматах.
Ночное танковое рубилово в пустыне.  В эпицентре боя - танк Андрея.
Батальоном, который ему противостоит, командует комбат-израильтянин.
Два капитана, каждый почуяв перед собой “настоящего” противника, устраивают “адские шахматы” - маневренный бой с использованием самых ухищренных тактических приемов.
В сражении героически гибнут египетский комроты и переводчик.
В конце концов бой выливается в дуэль между двумя командирскими танками.
Андрей подбивает танк израильтянина. Экипаж покидает горящую машину, Андрей запрещает расстреливать вражеских танкистов.
Израильский комбат, возвратившись к своим, дает команду отступать.

Глава пятнадцатая. Плач муэдзина


Рассвет.  Израильтяне прекратили контратаки и откатились по всему фронту. На кладбище под Каиром хоронят комроты, который, спасая своих людей,  погиб в ночном бою. Тело переводчика отправляют в цинке в Александрийский порт. Майора-предателя вызывают в политотдел, после короткой “воспитательной беседы” он возвращается в кабинет и пускает пулю в голову.
Через некоторое время после похорон Андрей просит у отца комроты руки девушки. Ситуация неоднозначная, траур. Отец, боевой генерал, воевал еще против фашистов. Симпатизируя русскому танкисту, он отвечает предварительным согласием.
Отец Андрея получает информацию из Египта , что сын жив, и проявил себя героем. Но никаких наград он за это не получит, ведь наши советники “не принимают участия в боевых действиях”. Отец ищет предлог, чтобы отозвать Андрея в Союз, но после тяжких раздумий осознает, что сын уже вырвался “их-под крыла” и сам вправе распоряжаться своей жизнью и судьбой.
На следующий день должно быть заседание Политбюро, которое фактически решит исход арабо-израильской войны.
Андрей возвращается в батальон. Он проезжает мимо высоких минаретов, и призыв муэдзина к молитве кажется ему плачем о погибших друзьях. Это уже не мальчишка - танковый фанат, а суровый боевой офицер, способный вырвать победу из горла врага ...
Отправить комментарий